Поскорее бы вернуться домой

Поскорее бы вернуться домой

Два с половиной месяца полевых работ за пять тысяч километров от дома, встречи с медведями, переправы через ледяную реку и непроходимая глушь таежных лесов — все это испытали на себе наши лесоустроители. О сотнях километров, пройденных по лесам Забайкалья, таёжной романтике и здравом рассудке, когда в глаза тебе смотрит дикий зверь, нам рассказали шестеро таксаторов второй Минской лесоустроительной экспедиции РУП «Белгослес».

Знакомство с тайгой

Ребята вернулись в Беларусь всего пару дней назад, обняли родных, распаковали вещи и наконец облегченно выдохнули «Мы дома!». А сегодня, просматривая фото из таёжной командировки, они так живо и с азартом рассказывали о всех приключениях, которые происходили с ними в тайге, что невольно самой захотелось ощутить прохладу таёжных горных рек.

— После шестичасового перелета через Москву мы оказались в Чите, — рассказывает один из ведущих инженеров-таксаторов 2—й Минской лесоустроительной экспедиции Геннадий Шалковский. — Со всеми вещами, палатками, котелками, спальниками, инструментами и провиантом на вездеходе двинулись к месту нашей первой дислокации около реки Грязнуха. Из Беларуси привезли с собой сало, правда, оно очень быстро закончилось.

Днём таксаторов ожидал летний зной, а ночью температура могла упасть до 2 градусов тепла! К тому же белорусским лесоустроителям крупно не повезло с погодой — в это время на Забайкалье то и дело обрушивались проливные дожди, которые принесли немало бед специалистам. Новостные агентства в июле передавали, что из-за проливных дождей в Забайкальском крае реки вышли из берегов, наводнение разрушило мосты, затоплены дома, тысячи людей ждут эвакуации. Волновались и переживали за специалистов коллеги, родные и близки. Как стало известно позднее, потоп нанес ущерб, который в Забайкальском крае никогда до этого не регистрировали от водной стихии. Это бедствие побило рекорд 27-летней давности. Рабочий день таксатора начинался с семи утра. Нехитрый завтрак из ограниченного набора продуктов, которые могут долгое время не портиться, и вперед — в неизведанную тайгу! Ведь обследовать лесоустроительной партии нужно было более 100 тыс. гектар!

Последнее лесоустройство прошло здесь 20 лет назад, к тому же местность изучали тогда не в полевых условиях, а методом камерального дешифрования — без выхода в лес.

— В то время лесоустроители просто посмотрели, что было на этой местности 10 лет назад, и только проактуализировали лесоустроитульную информацию, — рассказывают участники экспедиции. — Мы же проделали эту работу вживую в полном объеме, обошли каждый выдел. Информация совпала только в небольшом проценте выделов.

К слову, перед тем, как выехать на местность, белорусы прошли курс тренировок, познакомились с лесным фондом, спецификой таксации. Основные породы в тайге — лиственница и сосна, возраст которых перевалил за 150 лет.

Жили таксаторы поистине в спартанских условиях: около двенадцати раз меняли свое расположение, все это время находясь вдали от населенных пунктов, ради долгожданного звонка родным преодолевали в поисках связи 15—20 километров!

— Тушенка, каша, хлеб были нашими основными продуктами. Иногда водитель заезжал в ближайший населенный пункт за 80 км от лагеря и привозил то, что мы заказывали — вспоминают участники экспедиции. — А пожелания у изголодавшихся по изобилию выбора коллег были самые разные. Кто-то в шутку мечтал о торте, кто-то просил привезти колбасу. Так случилось, что около двух недель у нас не было сахара, и мы заказали его аж пять килограмм!

Выручали лесоустроителей дары леса, вкуснейшая рыба хариус, которая водится в таёжных реках, а также щедрость местных охотников, которые пару раз угощали гостей отменной дичью.

О встречах с таежными зверями

О том, как довелось повстречаться с медведем, сейчас ребята вспоминают сквозь смех, хотя в ту минуту у одного из таксаторов даже пропал голос — до того было страшно!

Инженер-таксатор первой категории второй Минской лесоустроительной экспедиции Валерий Микулко:

— Шли мы как-то с коллегой на таксацию по зимнику (так называется дорога, по которой можно проехать только зимой – прим. автора). И тут в метрах двадцати видим — стоит медведь! Он нас тоже заметил и побежал навстречу. Я стал кричать, но с места не сдвинулся, у моего коллеги Валерия вовсе пропал голос. Зверь остановился секунд на 30 (секунды показались вечностью) и рванул в сторону в лес. А мы дальше на таксацию. Когда мы вернулись в лагерь, у меня тоже голоса не было, настолько от страха напряг все связки, чтобы кричать как можно громче. Потом мы даже расстроились, что не сфотографировали того медведя (смеются).

Чем закончилась переправа через Джилу

Но самый запоминающийся случай произошел с белорусской экспедицией не в таёжном лесу, а на реке.

Чтобы попасть на следующий объект, лесоустроителям необходимо было переправиться через горную речку Джила на вездеходе. В обычное время обмелевшая, в нынешний сезон из-за обилия дождей эта река заметно прибавила в воде.

Первым реку перешел 18—тонный Камаз, за ним двинулся 3,5—тонный вездеход вместе с белорусскими таксаторами, который по уверению местных проводников, должен был также успешно справиться с потоком. Но как только машина оторвалась от берега, ее, как поплавок погнало по течению. Спасло таксаторов то, что гусеницы ударились о подводные камни, и вездеход прибило к берегу.

 

О таёжной романтике и считанных днях до встречи с домом

Пробираясь по таежным тропам, а чаще и без них, с рюкзаком за спиной, таксаторы описывали леса Забайкалья и составляли план лесонасаждений. Каждого из них ждала дома семья, тепло, уют и комфорт привычной городской жизни.

— Позвонить домой получалось раз в десять день. Был период, когда связи не было целый месяц, — вспоминают ребята. — У Геннадия Романовича (Шалковского – прим. автора) в это время родился внук. Узнал он о радостном событии лишь спустя семь дней. А Володя Лавринович справил в полевых условиях, с кружкой чая и кашей, свое 25—летие.

Рассказывали белорусские лесоустроители и о том, как в таких экстремальных условиях заготавливают и вывозят лес местные лесорубы:

— В таежных горах деревья рубят под углом почти в 45 %. Трелевочник, чтобы взобраться на такие горы, едет задним ходом, иначе он перевернется. Зимой ситуация еще хуже: когда леденеют дороги, сюда едут только самые бесстрашные водители. Трелюют древесину хлыстами, цепляясь за пень.

Далекие и неизведанные таёжные чащи показали белорусским лесоустроителям своих зверей — медведя, изюбря, косуль, оленей и лосей, редкие для наших широт растения, такие, как венерин башмачок. А таксаторы в свою очередь, удивили местных коллег, найдя в лесу клюкву. Оказывается, здесь ее и вовсе никогда не видели.

На вопрос о том, отправились бы снова в тайгу, лесоустроители лишь молча улыбнулись: после такой долгой разлуки с родными их пока не тянет в далекие путешествия.

— Романтики хватает ровно на неделю, дальше все становится привычным, а тоска по дому к концу экспедиции заставляет считать дни до скорой встречи, — признаются ребята.

— Я, как только вернулся домой, сразу же взял на руки сына. Ему всего 1,5 года, конечно, он меня не узнал, — говорит Александр Лось.

Для Крупица Александра Николаевича это уже 35—й полевой сезон и одинадцатый – в лесах России. И по-прежнему, такой тяжелый труд таксатора остается здесь единственной возможностью изучить бескрайний таёжный лес. Ведь никакая аэрофотосъемка не сможет заменить здесь работу лесоустроителей, а качество таких снимков на гористой местности не сравнимо с тем ценным материалом, который собирают белорусские специалисты на местности.

Сегодня инженеры-таксаторы 2-й Минской лесоустроительной экспедиции РУП «Белгослес» находятся на полевых лесоустроительных работах в республике и продолжают таксировать на тех объектах, где работали прежде, чем отправиться в Забайкалье. Это Барановичский, Ганцевичский, Ляховичский и Крупский военный лесхозы.

Белорусская лесная газета

 

Адрес предприятия РУП "Белгослес"

г. Минск, 220089,
ул. Железнодорожная 27

тел. факс. +375 (17) 226-30-92

тел. +375 (17) 226-30-92

info@belgosles.by

Дочерние предприятия

ссылка

cis-banner

belstu-banner